Последнее обновление:

20 июля 2015 г.

 

Издатель журнала

"Новая Польша":

Институт Книги

 

Текущий номер - 7-8/2015

«Когда мы решили, что темой нашего сегодняшнего разговора будут книги, вы сказали — как всегда, чуть шутливо и вскользь: ну да, ведь книги — это главное. И попали в самую точку. Для меня, во всяком случае, они — главное. Совсем недавно я понял, что жизнь моя прошла на верхней ступени стремянки, с которой достают книги — те, что читают редко, те, что стоят под потолком». Читайте фрагмент повести главного редакора «НП» Ежи Помяновского.

О книгах

 

«Есть разные империи: так называемые самоограничивающиеся, не стремящиеся, особенно насильственным путем, навязать свое господство всем вокруг, а в пиковой фазе даже всему миру. И империи агрессивные, захватнические, нередко стремящиеся к уничтожению целых сообществ, безразличные к человеческой жизни, враждебные идее либеральной демократии. Эти вторые, являются организмами классически имперскими. Большой и сильный не обязательно означает имперский». Мы публикуем запись дискуссии, состоявшейся 16 мая 2014 г. в Университете им. Адама Мицкевича в Познани.

Империя: путь России к Европе или от нее

 

«Биография Михаила Яковлевича Геллера и по сегодняшний день остается неполной. В ней более чем достаточно пробелов, умышленных пропусков, иногда даже противоречий. Не облегчал задачу и сам герой, дважды "вырывая свою жизнь с корнями" и начиная ее сызнова». О Михаиле Геллере и книге «Машина и винтики» пишет Войцех Станиславский.

Часовщик и винтики

 

 «Русофобская ли страна Польша? В Польше наверняка есть русская травма. Я, как русская, которая живет в Польше, это понимаю и принимаю. С этим можно работать и показывать, что не все русские любят Путина, гордятся Сталиным и считают, что вообще все, что происходило в Советском Союзе, было совершенно правильно и к этому нужно скорее вернуться». С Машей Макаровой беседует Наталья Ворошильская.

Борись!

 *

 Читайте также постоянные обзоры «Новой Польши»:

Хроника (некоторых) текущих событий

Культурная хроника

Выписки из культурной периодики

 

Рекомендуем

«Неожиданно, но факт: в Москве впервые начала издаваться семитомная монография «От белого до красного царизма». В биографических справках о Яне Кухажевском (1876–1952) писали не только как о польском государственном и политическом деятеле, историке, юристе и даже премьер-министре Королевства Польского в течение 93 дней в 1917–1918 годах, но и как о человеке, который, эмигрировав в 1940 году в США, «в послевоенные годы неоднократно публиковал статьи, критикующие Советский Союз и коммунизм». Этого было достаточно, чтобы во времена ПНР и СССР его многосторонняя работа находилась под спудом — само ее название казалось неприемлемым». Пишет Валерий Мастеров

Возвращение Кухажевского в Россию

 

«Я бы не стал критическую, но часто и необъективную риторику Кухажевского по отношению к царизму, русским революционерам и «большевичеству» сводить к знаменателю «антирусскости» или более того — «русофобии». Он просто хотел по-своему выразить свое отношение к тому государству, которое на его глазах в период Первой мировой войны ушло из политической практики». С переводчиком, автором послесловия и комментариев семитомной монографии Яна Кухажевского «От белого до красного царизма» историком Юрием Борисёнком беседует Валерий Мастеров.

Это был человек русской культуры

 

В 1974 году в парижской «Культуре» был опубликован присланный из Польши очерк молодого интеллектуала Казимежа Опалинского о Яне Кухажевском и его монументальном труде. Мы публикуем фрагмент этого очерка.

О духе беззакония

*

Подписка за половину стоимости

*

 

СИМОН ПЕТЛЮРА

«У своих польских друзей в Варшаве Петлюра оставил о себе самые приятные воспоминания. С учетом трудностей, создаваемых тогдашними польско-советскими отношениями, Петлюра придал своему пребыванию в Варшаве благородную скромность, общаясь лишь с небольшим кругом знакомых. В трудных условиях эмигрантской жизни он демонстрировал впечатляющее спокойствие и веру в будущее, присущие человеку действия, который умеет с достоинством встречать неблагоприятные повороты судьбы», - писал после смерти Петлюры польский писатель Ежи Стемповский.
РУССКИЕ ИСТОЧНИКИ ВДОХНОВЕНИЯ ЯРОСЛАВА ИВАШКЕВИЧА

«Ярослав Ивашкевич принадлежал к поколению, росшему в конце периода оккупаций — последнему, которое, хоть и вошло во взрослую жизнь уже после обретения Польшей независимости в 1918 г., все же училось в русских школах». (...) Мир русской культуры и литературы является для Ивашкевича важной и непреложной точкой отсчета, а тема книги Соболя «Ярослав Ивашкевич и русская литература» — одной из важнейших страниц писательской биографии Ивашкевича». О книге Эугениуша Соболя, посвященной русским увлечениям Ярослава Ивашкевича, пишет Марек Радзивон.
ЧУЖОЙ

«Бывают такие люди. Неудобные. Всегда и во всем. Поскольку с самого рождения обладают ярко выраженным критическим восприятием окружающей их действительности и совершенно не желают в нее встраиваться, приноравливаться, существовать по принятым в социуме понятиям и уж тем более колебаться вместе с генеральной линией партии. У общества эти люди всегда как бельмо на глазу». Читайте фрагмент биографического очерка Павла Матвеева о писателе Юзефе Мацкевиче.
СОЛЖЕНИЦЫН

«Пресс-конференция в Цюрихе у Солженицына. Гедройц и я среди человек 30-и приглашенных журналистов мирового уровня. Резкий свет телевизионных ламп, бьющий хозяина по глазам, магнитофоны журналистов, переводчицы, которые вполголоса будут переводить слова Солженицына. (...) Почему этот цюрихский вечер я считаю одним из самых значительных впечатлений моей жизни?» Текст Юзефа Чапского.