Последнее обновление:

24 февраля 2015 г.

 

Издатель журнала

"Новая Польша":

Институт Книги

 

Текущий номер - 2/2015

Чтобы примириться, нужно лучше понять друг друга. Чтобы понять друг друга, нужно найти общий язык для описания прошлого и будущего. Общий язык можно найти, если выйти за границы собственной правды, если с теми, кто по ту сторону, начать создавать общность диалога. (...) В Кшижовой пересекается и соединяется польский и немецкий опыт ХХ века. Такие слова, как мир, демократия и примирение становятся здесь — спустя 25 лет после перелома 1989 года — чем-то весьма наглядным и ощутимым для новых поколений. О Кшижовой, месте и символе пишут Вальдемар Чахур и Казимеж Вуйцицкий.

 Кшижова — место и символ

 

«Антисемитские лозунги, расистские оскорбления, гитлеровские эмблемы на стенах наших городов, вульгарные песнопения на стадионах, воинственные группы боевиков — что это: возвращение демона фашизма или всего лишь — всего лишь? — агрессивный и нахрапистый национализм? В частных беседах, да уже и в прессе, все чаще возникает беспокойство, видны и слышны опасения, которых не развеивают диаграммы социологов, убеждающие, будто бы мы по-прежнему имеем дело с маргинальным явлением, неприятным, конечно, но в политическом смысле незначительным». Угрожает ли нам фашизм? Текст Ежи Едицкого.

Искушение общей силы

 

«Оно и дано нам не навсегда. После 1989 г., а особенно после 1991 г., то есть после распада СССР, возникло убеждение, что война в Европе, в пределах евро-американской культуры, невозможна. Но так же думали и перед Первой мировой войной, и перед Второй… Так что, если мир не дается раз и навсегда, то и независимость не дана раз и навсегда. (...) Не думаю, что в ближайшее время нас ждет что-то плохое со стороны России. Однако в перспективе опасность существует. Мы не можем быть уверены, что наше будущее в качестве независимого государства надежно обеспечено в бесконфликтной Европе. С этим покончено». О современной Польше с профессором Каролем Модзелевким беседует Павел Решка.

Мягкое подбрюшье независимой Польши

 

 *

Подписка за половину стоимости

*   *   *

Читайте также постоянные обзоры «Новой Польши»:

Хроника (некоторых) текущих событий

Культурная хроника

Выписки из культурной периодики

*   *   *   *   *

 

Тадеуш Конвицкий (1926-2015)

 

«Он был выразителем устремлений и фрустраций, надежд и разочарований нескольких поколений поляков. Сопровождал нас на всех извилистых поворотах послевоенной истории. Не боялся проигрышных дел, всегда становясь на сторону тех, кто слабее.

Само его присутствие многое значило. Тот факт, что он есть. Что ежедневно быстрым шагом проскальзывает по улице Новый Свят. Временами он задерживался на минутку, чтобы с задранной вверх головой понаблюдать за тучами или луной. Потом бежал дальше. Всегда в спешке». О Тадеуше Конвицком пишет Эльжбета Савицкая.

Чувствительный барометр наших истерик и надежд

 

«Пусто и больно. Ушел мой автор. Мой — потому что восхищал меня, был мне нужен, потому что я слышала его и, как мне казалось, могла помочь услышать другим. Так получилось, что впервые я прочитала его по-русски. В 1966 году в московском издательстве вышел «Современный сонник», который перевела Юлия Мирская, одна из лучших наших переводчиков польской литературы, родная сестра моей мамы и моя наставница. Тогда же я посмотрела несколько фильмов замечательного режиссера Тадеуша Конвицкого — в СССР их не показывали на широком экране, но можно было увидеть на «закрытых» просмотрах или в полуподпольных киноклубах. Ну а позже читала его самиздатские публикации. И вот эти тексты и эти фильмы накрепко во мне застряли, пустили корни где-то в особом месте, где хранится самое важное…» О своих встречах с писателем пишет Ксения Старосельская.

Вспоминая Конвицкого

 

  Читайте также фрагменты прозы Тадеуша Конвицкого, интервью и тексты о писателе, опубликованные "Новой Польшей":

 Польский комплекс

Из двух книг (фрагменты прозы)

Памфлет на самого себя

 В спешке

Заметки переводчика

СТАНИСЛАВ БАРАНЧАК: МЕЩАНСКИЕ ДОБРОДЕТЕЛИ

«Чего бы он ни коснулся, всё превращалось в литературное золото. Книга стихов «На одном дыхании» стала первой «иконой» поэзии «Новой волны». Сборник эссе «Недоверчивые и самоуверенные» в 70-е годы открыл важнейшую критическую дискуссию о литературе. (...) Неизвестно, кто он более всего: поэт, переводчик, историк литературы, критик, эссеист? И еще тот, для кого нет точного названия: бравый автор литературных шуток, воплощенных в десятках жанров, в том числе изобретенных им самим.» О Станиславе Бараньчаке пишет известный литературный критик Тадеуш Нычек.
СТИХОТВОРЕНИЯ РАЗНЫХ ЛЕТ

«Во всем своем творчестве Баранчак стремится к совершенству того, что древние римляне разумели под словом ars, искусность ремесла. (...) Кипучее, резкое содержание в железных объятьях изысканной формы на всю жизнь останется фирменным знаком лирики Баранчака и вообще его позицией в жизни и литературе, - пишет Тадеуш Нычек. А читатель может это оценить благодаря большой подборке стихотворений Бараньчака в переводе Андрея Базилевского.
НЕ ОБИЖАТЬСЯ НА ТОЛПУ

Станислав Бараньчак, поэт, переводчик, историк литературы, деятель демократической оппозиции в беседе с поэтессой Кристиной Ларс и прозаиком Стефаном Хвином рассказывает о своем понимании поэзии, своем видении польской истории, об участии к Комитете защиты рабочих, о переменах в Восточной Европе и многом другом.
БЕЛЫЙ ГОЛУБЬ ШЁПОТА

«... стихи Криницкого — как выстрел в сердце. Я часто задумываюсь над причинами силы этой поэзии, такой хрупкой и столь эффективной в защите того, что хрупко. Помимо художественного совершенства, причины я нахожу в особой нравственной перспективе Криницкого. В его стихах я прочитываю удивительное и прекрасное сочетание героической этики Конрада с широкой метафизической перспективой», - пишет А. Михник о поэзии Рышарда Криницкого и других поэтов «новой волны», а также о своем поколении.